Search the Community

Showing results for tags 'восточная нумизматика'.

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author



Filter by number of...

Group


Пол


Город


Имя, отчество


About Me

Found 9 results

  1. МихаилДубровский.Каталог-ценник монетЗолотой Орды 14 века, включая наиболее редкие. Размер 5 МБ Скачать: Каталог-определитель по дирхемам.pdf
  2. В первый же год воцарения Узбека в Крыму были выпущены его именные серебряные и анонимные медные монеты. На обоих видах монет отсутствуют их названия, а на медных монетах отсутствует декларация16 пул – данги.Как будет далее показано, метрология крымского монетного чекана также осталась местной, отличающейся от пореформенно сарайской. По-видимому, и новое название серебряных монетдангк ним пока не относилось, поэтому далее будем называть серебряные монеты привычным терминомдирхем,а медные –пул. Описание монет по-прежнему будет опираться наКаталог монет Крыма в составе Золотой Орды(Лебедев, 2000 I. Одесса), сокращённо Л-№., с учётом новых публикаций. 30а-в. Узбек хан, Крым 713 г.х.Рис.93.30а, фото-30a. (Л-с19). Основной вариант 30а. Л.с. В двойном линейном круге точечный квадрат, в нём легенда в 3 строки: = Хан справедливый Узбек В сегментах выходные данные:= Чекан Крыма год 713. Встречается несколько способов размещения этой легенды по сегментам. О.с. В двойном круге, внешний точечный, символ веры в 3 строки. Вариант 30б. Всё как у варианта 30а, но дата искажена различным образом и не определяется: (Петров, Студитский, Сердюков, 2005, с.142-143, фото 21/7, 22/9, 22/10). Вариант 30в Всё как у30а, но дата отсутствует: читается толькоЧекан Крыма(Петров и др. 2005, с 142, фото 21/8) или во всех сегментах имитирующие надписи росчерки (там же, с.143). Рис 93. Реконструкции дирхемов Узбека Крыма 713 и 720 гг.х. По наблюдениям авторов цитированной статьи, штемпели основного уверенно датированного варианта 30ане стыкуются со штемпелями с искажёнными выпускными данными. Это может означать, дирхемы этого типа чеканились не один 713 г.х., а и позднее уже с нечитаемыми датами. Следующий крымский датированный дирхем Узбека известен для 717 г.х., впервые отмеченный в собрании Эрмитажа (Марков, 1896 № 40). В отличие от массовой эмиссии дирхемов 713 г.х. с рассмотренными вариантами, объём выпуска этого дирхема был очень небольшой. На это, в частности, указывает его отсутствие в составе 37 кладов, найденных в г. Старый Крым и его округе (Пипериди, 2008, с.70-72). По этой же причине до сих пор в литературе нет подробного описания крымского дирхема Узбека 717 г.х. В качестве возможного претендента в 2000 г. мной был издан дирхем Узбека, происходящего из клада монет только крымского чекана без указания места выпуска и с не полной датой 71х (Лебедев, 2000 II, c.59-60 № 9). Однако более вероятно его Азакское происхождение и до обнаружения дирхема Крыма717 г.х. с уверенно определяемыми выпускными данными и данной сводке он будет опущен. Последний из известных на сегодня крымских дирхемов Узбека чеканен в 720 г.х. Впервые он издан Х.М. Френом, но место выпуска и дата были не видны (Fraechn, 1826 p.222 № 49). Затем П.С. Савельев опубликовал этот дирхем с полной датойсемьсот двадцатый, но место выпуска тоже не было видно (Савельев, 1858 № 514) и лишь почти полтора века спустя удалось полностью прочесть выпускные данные (Лебедев, 2000 II, с.59-60. рис.3/10). 31. Узбек хан, Крым ал-Махруса 720 г.х.Рис.93.31, фото-31. (Л-с21). Л.с. В сложном картуше в 3 строки: тамга=Султан Мухаммад / Узбек хан / да прославится победа его! О.с. В центральном круге символ веры в 3 строки, снаружи по кругу: = Чекан Крыма ал-Махруса в году двадцать и семьсот. Всё заключено ещё в один линейный круг. Ни на одной монете никогда не видна круговая легенда целиком. Поэтому на скане 28 приведены изображения о.с. 4 разных экз., подобранных таким образом, что сохранившиеся фрагменты круговой легенды на каждой из них в сумме составили полную легенду. Фото 5. Сканированные изображения дирхемов Узбека 713 и 720 гг.х. Этот тип дирхема – самый массовый в чекане Крыма. Наряду с экз. хорошего качества и безошибочными легендами встречается много монет грубого чекана с различными искажениями в легендах. Дирхемы 720 г.х. находились в обращении более 100 лет (Ретовский, 1906, с.72; Северова, 1990, с.43-46). В ранних крымских кладах все дирхемы 720 г.х. без надчеканок (далее сокращённо н/ч). Например, в кладе 1988 г. объёмом более 2000 монет меньшую часть составляли дирхемы 713 г.х., а все остальные – 720 г.х. без н/ч (Пипериди, 2008, с.70 клад 1/3). Клад 2005 г. объёмом 1001 монет был предан земле в 752 г.х. (по младшей монете) и содержал 422 экз. дирхемов 720 г.х., большая часть которых была уже с н/чхан(там же, с.70 клад I/4). Аналогично и в кладе из 700 монет, сокрытом не ранее 766 г.х. – из 400 монет 720 г.х. половина была с н/чхан(там же, с.71 клад II/1). Но в кладах XV в., в которых имелись дирхемы 720 г.х., они часто все были с н/ч, причём нескольких типов. Так в кладе из 350 монет, сокрытом в 1420-х гг., 40% составляли монеты 720 г.х и все были с н/ч (там же, с.71 клад I/14). Один из самых поздних кладов – Кырк-Ерский клад, содержавший 4256 джучидских серебряных монет и сокрытый в середине 1470-х гг. В нём находился 571 экз. дирхемов 720 г.х. без н/ч, 1073 экз. с н/чханиадил,большей частью с 2 н/ч одновременно; 104 экз. с н/ч 3-зубцовая тамга с птичьей головкой и 71 экз. с двумя н/ч –хани 3-зубцовая тамга (Майко, 2007, с.119-132). Примеры разных н/ч на дирхемах Крыма ал-Махруса 720 г.х. приведены на рис.93.31а-ж. Надчеканы продлевали обращение старых дирхемов 720 г.х., к тому же сильно потёртых и существенно потерявших в весе, по новому курсу, очевидно разному с разными н/ч. Чеканка новых типов серебряных монет в Крыму начнётся пол века спустя в 1370-х годах. Источник
  3. Автор:ПырсовЮ.Е. Название:Каталог джучидских монет Саратовского областного музея краеведения Год:2002 Издательство:Казань: Издательство Казанского университета Формат:DjVu Размер: 6.4Мб Качество:хорошее Страниц:64 ISBN:5-7464-0749-6 Язык:русский Данная работа представляет собой публикацию собрания золотоордынских монет Саратовского областного музея краеведения (469типов). Дан перевод надписей, включено 15таблиц с прорисовками монет. Каталог является, вероятно, первым за столетие отечественным изданием, в котором подробно и полностью охарактеризовано крупное музейное собрание золотоордынских монет. Содержание Введение 4 Каталог 6 Бату(Батый), 1225–1255гг. 6 Берке(Берка, Беркай), 1256–1266гг. 6 Менгу-Тимур(Минг-Темирь), 1266–1282гг. 6 Туда-Менгу, 1282–1287гг. 7 Тула-Буга(Телебуга), 1287–1291гг. 7 Токта(Токтогу, Тохта), 1291–1312гг. 7 Анонимные и недатированные монеты XIII века 9 Узбек(Озвяг Таврольевич, Озбег), 1312–1340гг. 9 Джанибек(Жанибек, Чамбек, Чанибек), 1340–1357гг. 14 Бердибек(Бирдибек), 1357–1359гг. 23 Кульна(Алкулпа, Аскулпа, Кулпа, Кульпа), 1359–1360гг. 25 Навруз(Навроус, Наврус, Науруз, Наурус, Ноуруз), 1360–1361гг. 25 Хызр(Кидырь, Хидыр, Хидырь, Ходырь), 1360–1361гг. 26 Тимур-Ходжа(Темирхозя), 1361г. 27 Ордумелик, 1361г. 27 Абдуллах(Абдаллах, Абдулла, Авдула), 1361–1370гг. 27 Тегайбек(Тагай), 60-егг. XIV в 28 Кильдибек(Кельдибек), 1361–1362гг. 28 Мюрид(Амурат, Мурид, Мурут), 1361–1364гг. 28 Хайр-Пулад(Мир-Булат), 1362–1363гг. 29 Пулад-Ходжа(Деулилах Ходжа), 1364–1365гг. 29 Булат-Тимур(Пулад-Тимур), 1366–1367гг. 29 Азиз(Азиз-Шейх), 1365–1367гг. 29 Мухаммед-Булак(Мухаммед-Буляк, Булат, Бюлек, Мамат-салтан), 1370–1380гг. 29 Анонимные монеты «смутного времени», 1359–1380гг. 30 Токтамыш(Тохтамыш, Тохтемеш), 1380–1395гг. 31 Тулунбек-Ханум(Тавлунбека, Тулунбек-ханым), 1371–1372гг. 38 Бик-Булат(Бек-Пулад), 1391–1392гг. 38 Тимур-Кутлуг, 1396–1400гг. 38 Шадибек, 1400–1407гг. 38 Булат, 1407–1411гг. 39 Кебек(Кубек), 1413г. 39 Барак(Борак), 1425–1427гг. 39 Кичи-Мухаммед(Кичик-Мухаммед), 1430–1459гг. 39 Крымское ханство 39 Неопределенные, перечеканенные джучидские монеты и подражания 40 Надчеканки 42 Монеты других государств, синхронные золотоордынским 42 Литература 43 Список сокращений 44 Иллюстрации 45 Приложение. Весовые диаграммы серебряных джучидских монет из собрания Саратовского областного музея краеведения 60 Скачать:katalogdjuchinskiymonetsratovskogo2002.djvu
  4. О булгарско-татарской монетной системе IX – начала XV века. Часть 4 Хорезмийские (туранские) монеты В Прикамье встречаются находки хорезмийских серебряных и медных монет, а также бухархудатских (бухарские подражания сасанидским драхмам Варахрана V), датируемых второй половиной VII – второй половиной VIII веков, в основном из погребений. Сюда они попали в период между концом поступления сасанидских драхм и ростом поступления куфических дирхемов. Небольшую группу монет, найденных большей частью в Прикамье и Поволжье, составляют хорезмийские, или, как называют их нумизматы, туранские монеты III—VIII веков. Они найдены в Больше-Тарханском могильнике (Татарстан), Бартымском и Неволинском могильниках (Пермская область), Благодатском I городище (Удмуртская Республика) и ряде других памятников. С.П. Толстов, осуществивший классификацию хорезмийских монет и их историческую интерпретацию, писал, что они позволяют считать установленными древние экономические связи Хорезма и Поволжья. Этапы возникновения и становления монетной чеканки подкреплены новыми находками и классификацией. В последние годы А.Г. Мухамадиевым дана совершенно новая трактовка надписей на таких монетах. Туранские монеты III—VIII веков найдены в Больше-Тарханском могильнике (Татарстан), Бартымском и Неволинском (на фото) могильниках (Пермская область), Благодатском I городище. Куфические монеты Наиболее многочисленную группу составляют куфические серебряные дирхемы. Их проникновение на территорию Восточной Европы начинается в 70—80-е годы VIII века. Эти годы вовсе не случайны. В этот период на территорию Средней Волги пришли булгарские племена. Вероятно, с их приходом проникновение монет в Восточную Европу усилилось, ибо булгары были более развитыми, у них уже был опыт создания государства, и они стали промежуточным звеном в связях Востока с Западом, Юга с Севером. В.Л. Янин и И.Г. Спасский считают, что с конца VIII до начала XI века единственными воротами, через которые шла торговля Руси с Востоком и через которые проходил основной поток куфических дирхемов, был Булгар. Но роль Булгарии этим не ограничивается. Дело в том, что подражания саманидским дирхемам и монеты собственной чеканки вливались в общий поток куфических дирхемов и удовлетворяли все более растущую потребность Восточной и Северной Европы в металлических монетах. Обращение куфических монет на территории Волжской Булгарии засвидетельствовано и письменными сообщениями, и топографией находок куфических дирхемов. Так, Ибн Русте (903 год) сообщает, что дирхемы привозят из мусульманских стран, об этом же сообщает и ал-Гардизи (XI век), подчеркивая при этом, что куфические дирхемы через Булгарию поступали на Русь. Русские купцы, согласно сообщению ибн Фадлана, за свои товары хотели иметь дирхемы. Куфические монеты, участвовавшие в товарно-денежном обращении булгар, условно можно разделить на два типа: арабские монеты, обращавшиеся в основном в конце VIII—IX веков, и саманидские монеты, обращение которых зафиксировано в X веке. В.Л. Янин, основываясь на данных Р.Р. Фасмера, предлагает следующую периодизацию обращения восточных монет в Восточной Европе: I этап — конец VIII — первая треть IX веков; II этап — 833—900 годы; III этап — 900—938 годы; IV этап — 938 год — конец X века. В отношении Булгарии данная периодизация также правильна, но ввиду того, что кладов и отдельных находок монет здесь найдено меньше (по сравнению с Восточной Европой), представляется более целесообразным объединить первый и второй этапы в единый, когда преобладали аббасидские монеты (конец VIII — конец IX веков). Этот период связан с раннебулгарским периодом истории страны и представлен такими могильниками, как Кайбельский, Больше-Тарханский, Танкеевский, Тетюшский, Больше-Тиганский. Начало функционирования этих могильников относится к концу VIII—IX веков. В них найдены как сасанидские, так и арабские монеты, а в Больше-Тарханском — и хорезмийские. Обращение куфических монет на территории Волжской Булгарии засвидетельствовано и письменными сообщениями, и топографией находок. По династиям, хронологически и по весовой норме арабские монеты делятся на две группы: 1. Омейядские монеты. Чеканились в период правления династии Омейядов (661—750 годы). По-видимому, на территории Булгарии омейядские дирхемы были в обращении вместе с аббасидскими монетами. Свидетельством тому являются клады, где омейядские дирхемы встречаются вместе с аббасидскими монетами. Так, в 1853 году близ Билярска найден омейядский дирхем 121 г. х. (738—739 годы) и 11 аббасидских дирхемов 146—263 г. х. (763—877 годы). То же самое наблюдается на всей территории Восточной Европы. Не исключено, что омейядские дирхемы могли поступать и раньше, но в кладах они, как правило, находятся вместе с аббасидскими. Весовая норма омейядских монет отмечается в пределах 2,7—2,9 г. 2. Аббасидские монеты. Начали чеканиться после прихода к власти Аббасидов. В этот период усиливается приток куфических монет. Весовая норма аббасидских монет заключена в пределах 2,8—2,9 г. Итак, в весовой норме омейядских и аббасидских дирхемов особой разницы не было, что, естественно, вело к одновременному их обращению на территории Булгарии. Одним из наиболее древних кладов, найденных на территории Булгарии, является клад у с. Альметьево (Элмедский), в 20 км от Билярска. В нем было найдено 150 дирхемов VIII—IX веков, а также три клада на территории Приуралья. Кладов, относящихся к IX веку, больше не найдено, но отдельные находки монет этого периода встречаются. Часть куфических монет конца VIIIIX веков населением Булгарии использовалась как украшения и обладала особой потребительной стоимостью. Найденные в Больше-Тарханском, Танкеевском, Больше-Тиганском могильниках монеты с отверстием или ушком подтверждают, что использование монетного серебра в эстетических целях имело место. Но о массовом характере этого явления говорить не приходится. По всей видимости, в конце IX веке куфические монеты начинают использоваться в качестве средства обращения. Об этом говорит и Альметьевский клад, найденный недалеко от Билярска. Монеты с отверстием или ушком подтверждают, что использование монетного серебра в эстетических целях имело место. Саманидские монеты В X веке наиболее сильным государством в Средней Азии становится Саманидское государство. Оно оказывало серьезное влияние на булгар. Некоторые ученые, в частности, А.П. Смирнов, С.А. Янина и Е.А. Халикова, считают, что саму идею ислама следует связывать с активным влиянием Саманидского Хорасана. Этот вывод подкрепляется тем, что основную массу дирхемов составляли саманидские. Преобладание этих монет характерно для второго периода денежного обращения (3-й и 4-й этапы). Принятие ислама, сближение с культурой Арабского Востока и Средней Азии привели к резкому увеличению количества монет. Ко второму периоду относятся более 20 кладов и сотни отдельных находок монет. По весовой норме саманидские монеты несколько отличаются от монет аббасидских. В их чекане наблюдается все более усиливающаяся небрежность, и это выражается в расширении амплитуды весовых колебаний. Так, дирхемы периода правления Исмаила имеют в среднем вес от 2,7 до 3,1 г. Небрежность чеканки саманидских монет несколько усиливается во времена правления Ахмеда ибн Исмаила (907—914 годы). Вес монет, чеканенных от его имени, колеблется в пределах 2,7—3,2 г. Саманидские дирхемы четко показывают время, когда Волжская Булгария становится определяющим звеном в торговле между исламским Востоком и Европой. В VIII — IX веках дирхемы ввозились в Северную Европу с Ближнего Востока через Хазарию, и этот период американский нумизмат Т. Нунан называет хазарской фазой. Саманидские же дирхемы появились в самом начале Х века. К 910 году аббасидские монеты почти полностью исчезают из обращения, и клады преимущественно состоят из саманидских дирхемов (от 76 до 100 процентов в некоторых кладах). По сути, с 900 года большая часть торговли с исламским миром перешла к Волжской Булгарии, и наступила булгарская фаза. Огромную роль в этом сыграли Хорезм и караванный маршрут из Хорезма в Волжскую Булгарию, известный в науке под названием «путь ибн Фадлана», благодаря чему булгары стали получать огромные прибыли от торговли со Средней Азией. Ибн Фадлан так сообщает нам о торговле серебряными дирхемами в отношении русов в Среднем Поволжье: «А что касается их женщин, то на каждой их груди прикреплена коробочка или из железа, или из серебра, или из меди, или из золота, или из дерева в соответствии с размерами [денежных] средств их мужей… На шеях у них мониста из золота и серебра, так что если человек владеет десятью тысячами дирхемов, то он справляет своей жене один [ряд] монист, а если владеет двадцатью тысячами, то справляет ей два [ряда] мониста, и таким образом каждые десять тысяч, которые он прибавляет к ним [дирхемам], прибавляют [ряд] монист его жене, так что на шее иной из них бывает много [рядов] монист». На пути в Европу Торговля саманидскими дирхемами через Волжскую Булгарию была связана с огромной потребностью населения Европы в серебре из Средней Азии и Афганистана. Там находились значительные по объемам рудники Панджера, Джарьяна, Шама, Кухи Сима (Лашкерека, Канимансура или Канджола), Джеркамара и Шельджи. Саманидские серебряные дирхемы были одновременно и товаром, и средством платежа. Ими хорезмские купцы обеспечивали Волжскую Булгарию, а через них — население Восточной, Северной и Западной Европы. Серебро, по подсчетам Т. Нунана — более 125 млн исламских серебряных дирхемов, было импортировано в Европу из Средней Азии и до тех пор, пока во второй половине Х — начале XI веков не были открыты немецкие серебряные рудники в Гарце, Раммельсберге, исламский мир владел монополией на серебро. Его использовали для вербовки и найма сторонников правителей, купечества, наемников, для торговли, а также для переплавки и изготовления серебряных предметов, украшений, изделий для конской сбруи. Американский нумизмат Т. Нунан на основе анализа кладов саманидских дирхемов Х века и учета их утери выделяет 4 периода в торговле Саманидов с Волжской Булгарией: 1-й период — 900—910 годы, когда около 29 млн дирхемов было импортировано в Европу; 2-й период — 910—930 годы, когда соответственно этим трем десятилетиям 18,9 млн, 12,6 млн и 17 млн, или 48 млн дирхемов в общем, было импортировано в Европу. Именно в 900—940 годы торговля Саманидского государства с Волжской Булгарией достигла наивысшей активности. 3-й период — 940—970 годы, когда объем торговли составлял лишь 63 процента от того количества, которое было раньше. 4-й период — 980—990 годы, когда с исчезновением Саманидского государства прекратилась и торговля. Торговля составляла лишь 5,4 процента от общего объема торговли за все столетие и в 980-е годы составляла 57,3 процента от объема 970-х годов. В количественном отношении число дирхемов уменьшилось с 11,2 млн до 6,4 млн. В 990-е объем упал до мизерной цифры — 375 тысяч монет. При этом 75 процентов импорта дирхемов приходится на первую половину Х века, а всю вторую половину столетия он составил немногим более 25 процентов. Весовые нормы монет двух периодов, в том числе и подражаний куфическим дирхемам, на территории Булгарии составляли 2,97 и 2,82 грамма. Для нас очень важен вывод, который делает Т. Нунан: «Нужно признать, что торговля Волжской Булгарии с саманидской Средней Азией в Х веке была гигантской (отчерк наш Р. В.). Эта коммерция была, возможно, самой большой из всех в Западной Евразии Х века… Ежегодно миллион или более серебряных дирхемов перевозилось на Север для уплаты за товары, которыми снабжалась Средняя Азия. Количество вывозимого серебра было таким большим, что в Средней Азии уже в середине Х веке начался кризис его добычи, так как богатые серебряные рудники интенсивно эксплуатировались для того, чтобы оплатить ту огромную массу товаров, которые поступали из Северной Европы. Волжская Булгария тоже стала исключительно богатой в этот же период и превратилась из хазарского придатка в одно из самых больших государств Европейской России». В X веке наряду с саманидскими в обращении были и монеты других династий, таких как Зияриды, Джуландиды, Саллариды, Аббасиды, что достаточно ясно видно из состава кладов. Во второй половине X века выделяется такая группа, как монеты Бувейхидов. Известны шесть кладов с монетами Бувейхидов. В XI веке появляются монеты Караханидов. Особую группу в кладах второго периода составляют, как мы видели выше, подражания куфическим дирхемам. Эти подражания восполняли нехватку в металлических монетах. Они свидетельствуют о достижении булгарами значительного развития внутреннего товарно-денежного обращения. По сути, в VIII — начале XI веков куфические дирхемы выполняли такую же роль, как доллар в конце ХХ — начале ХХI веков. Весовые нормы монет двух периодов, в том числе и подражаний куфическим дирхемам, на территории Булгарии составляли 2,97 и 2,82 грамма. В основе чеканки этих монет лежал вес иракского ратля в 409,512 грамма. На территории Волжской Булгарии он получил местное название кадак, мискаль в 4,26 грамма или 1/96 часть кадака. Источник
  5. О булгарско-татарской монетной системе IX — начала XV веков. Часть 3 «Варварские» монетные подражания К монетам булгарской чеканки относились и так называемые в нумизматической литературе «варварские» подражания или имитации. Это весьма интересная группа монет, известная еще с периода античности. Многие народы, жившие рядом с греками, чеканили «варварские» подражания греческим монетам, число типов которых составляет более 2 тысяч. Вопрос о подражаниях куфическим дирхемам является одним из наиболее интересных, но малоизученных в области товарно-денежного обращения Восточной Европы в целом и Волжской Булгарии, в частности. До сих пор не установлено, кто занимался чеканкой этих монет. Это затрудняется тем обстоятельством, что «провести определенную границу между дирхемами варварского чекана и плохого саманидского очень трудно, именно в виду того, что степень совершенства чеканки в разных саманидских городах была различна». X.Д. Френ, В.В. Григорьев, А.К. Марков, П.С. Савельев, Р.Р. Фасмер, Б.А. Романов, В.Л. Янин считали, что чеканкой таких монет занимались булгары. Э. Цамбур, Т.И. Арне, В.В. Кропоткин, А.А. Быков относят эти подражания к чекану хазар. Состав кладов, находимых на территории Булгарии, убедительно свидетельствует о большом количестве «варварских» подражаний. Из 52 дирхемов Чистопольского клада 1885 года — два брактеата (односторонняя монета), на 167 монет Старо-Альметьевского клада — восемь подражаний. В 1890 году был найден клад около деревни Кокрять, который, по словам находчика, состоял из 300 монет. Сорок монет этого клада были рассмотрены В.Г. Тизенгаузеном, все оказались подражаниями; такими же были 10 других, приобретенных Л.Ф. Лихачевым. Впоследствии А.К. Маркову было показано еще 14 дирхемов из этого клада, из них подражаниями оказались двенадцать. В кладе, найденном в 1858 году близ Билярска, из состава которого в руки исследователей попала 31 монета, находилось 6 подражаний. В кладе, найденном у с. Булгар в 1895 году, 9 дирхемов из 70 оказались подражаниями, а 6 «брактеатами», т. е. тоже подражаниями. В Даниловском кладе 1902 года из 137 дирхемов 117 монет было чеканено только с одной стороны. В Булгарах в 1900 году были найдены 3 подражания куфическим дирхемам, в 1890 году в Спасском уезде нашли 5 дирхемов, среди которых было одно подражание. В кладе, найденном в 1907 году в д. Татарский Толкиш, из 957 экземпляров было 21 подражание. В 1957 году на территории Булгарского городища было найдено 8 куфических монет и среди них одно булгарское подражание. В 1972 году на территории Суварского городища найдено 20 серебряных дирхемов, в т.ч. 2 подражания. В 1974 году на Суварском городище найден клад серебряных монет, в т.ч. 2 подражания. На Семеновском селище вместе с куфическими монетами часто встречаются и подражания. В 1972 году на территории Суварского городища найдено 20 серебряных дирхемов, в т.ч. 2 подражания. На булгарское происхождение этих монет указывает место находки латунного штемпеля, служившего для чеканки «варварских» подражаний дирхемам Мансура ибн Нуха. Этот штемпель несомненно варварский, но все-таки довольно хорошей работы. Причем интересно, что над первой строкой надписи штемпеля имеется знак V, который встречается на всех известных дирхемах булгарского царя Мумина ибн ал-Хасана. И этот знак имеется на керамических изделиях Билярского городища. Существование вышеупомянутого штемпеля с именем Мансура доказывает, что булгары продолжали чеканить подражания саманидским дирхемам даже после того, как они приступили к выпуску монет с именем своего государя. Скандинавские и балтийские клады Находки подражаний куфическим дирхемам, чеканенных булгарами, отмечаются на территории Руси, Финляндии, Швеции, Дании и на острове Готланд. Интересно и то, что рост количества подражаний в Восточной, Северной и Западной Европе приходится на X век. Не свидетельствует ли это в пользу того, что булгары чеканили подражания куфическим дирхемам, восполняя ту нехватку ввозимой монеты, которая появилась с начала второй четверти X века и изготавливалась по мере роста потребности в монете? Важным свидетельством значительной торговли между Средним Поволжьем, Русью и Скандинавией являются находки подражаний и монет булгарского чекана. Шведский нумизмат Г. Рисплинг в 1985, 1987 и 1999 годах провел детальное изучение состава металла куфических дирхемов в скандинавском материале и сделал вывод, что в IX веке 5% монет были имитацией. Из них одна группа, датируемая второй четвертью IX века, относилась к хазарам. В Х веке уже 10% арабских монет являются имитацией, большинство из них (около 80%) было с определенной точностью произведено в Волжской Булгарии. На территории Руси найдено 34 клада, где встречаются булгарские монеты, а также монеты булгарской чеканки найдены в восьми кладах в Эстонии, в 10 кладах в Польше, в 3 кладах в Финляндии, в двух кладах в Дании, в одном кладе в Норвегии. Самое большое количество булгарских дирхемов найдено в Швеции — в 39 кладах, из них в 33 кладах на о. Готланд. Примечательно, что булгарские монеты Х века находились в обращении вместе с куфическими дирхемами Х — начала XI веков, а во второй половине XI — XII веков — с западноевропейскими и византийскими монетами. Так, в Лунде (Швеция) найден клад 958—959 годов из 235 куфических и 22 западноевропейских монет, а также 9 определенных булгарских монет Микаила ибн Джафара, Бармана, Абдаллаха ибн Тегина, Талиба ибн Ахмеда. Дата зарытия клада — 965 год. В Ботельсе (остров Готланд) найден клад 948—949 годов из 220 целых, 2046 обломков куфических, западноевропейских монет и 30 булгарских дирхемов Микаила ибн Джафара, Абдаллаха ибн Микаила. В Хэффиндсе (остров Готланд) в составе клада куфических монет (1452 экз.) и вещей находились 25 булгарских монет Микаила ибн Джафара, Талиба ибн Ахмеда (949—950 годов), Абдаллаха ибн Микаила (957—958). В кладе у г. Кохтла-Ярве (Эстония) найдено 777 монет, в том числе одна, чеканенная от имени Мумина ибн Ахмеда (975—976 годов) в Суваре. В этом кладе, зарытом в 1130 году, находилось большое количество западноевропейских монет. Совместное нахождение в кладе куфических, булгарских дирхемов, западноевропейских денариев и монетовидных пластин свидетельствует о том, что на территории Прибалтики они обращались в один и тот же период, то есть в XI — XII веках булгарские монеты были в обращении. У булгар в качестве средств обращения, кроме монеты собственно булгарского чекана, использовались основные группы иноземных монет. Особо известными являются Бартымский и Шестаковский клады с византийскими монетами императора Ираклия. Сасанидские и византийские монеты Определенную группу монет составляют сасанидские драхмы из Ирана. Они похожи на античные монеты с изображением шахиншаха и алтаря огня. Они чеканились в двух весовых стандартах: раннем (их средний вес колеблется в пределах 3,55 — 3,88 г) и несколько более позднем, приравненным к так называемой аттической драхме в 4,25 г. Вес этих монет колеблется в пределах 4,10 — 4,30 г, приближаясь к 4,26 г. На территории Булгарии были известны монеты только второго типа. Прием этих монет от местного населения исходил из веса 4,26 г. В дальнейшем вес в 4,26 г стал основной весовой системой на этой территории. Их появление относится еще к добулгарскому времени, к эпохе Великого переселения народов IV — V веках н.э. Постепенно развивающийся внутренний обмен товарами между племенами в VI и особенно в VII веках приводит к зарождению торговли. Именно в этот период на территорию Прикамья усиливается проникновение византийских, сасанидских и среднеазиатских монет и великолепных серебряных изделий из Византии, Сасанидского Ирана, Хорезма. Известно не менее 104 кладов в Прикамье, где обнаружено 164 импортных сосуда, причем сасанидских и среднеазиатских сосудов найдено по 25% от общего количества. Из них В.П. Даркевич выделил 23 клада III — VII веков в Прикамье и Башкортостане, а Морозов назвал 4 клада в Казахстане и Оренбуржье. Это говорит о том, что проникновение серебряных изделий и монет было массовым явлением, о чем свидетельствуют и клады. Среди них особо известными являются Бартымский и Шестаковский клады с византийскими монетами императора Ираклия, правившего в 610—641 годах, и его сына Ираклия Константина. Гексограммы из Бартымского клада — однотипные, хорошей сохранности, следовательно, они не находились в обращении. В Шестаковском кладе вместе с византийскими монетами оказались и сасанидские драхмы V — VI веков. Широкое распространение византийских монет подтверждают и письменные источники. Византийский купец и путешественник Козьма Индикоплов в VI веке обратил внимание, что византийскими монетами «торгуют все народы в любом месте, от края земли до края». Известно, что монеты времен императора Ираклия и его ближайших преемников имели массовое распространение и в Закавказье. Широкое распространение на территории Прикамья получают сасанидские монеты. У впадения Камы в Волгу отмечено 11 пунктов находок сасанидских монет и в то же время полное отсутствие их в Зауралье, на Южном Урале, в Башкортостане и Оренбуржье. Отмечено две волны проникновения сасанидской драхмы в регион: в конце V — конце VII веков и во второй половине VIII — середине IX веков. Из более чем 205 драхм 118 найдено в Пермском Приуралье в отрезке Камы, ограничивающемся устьями рек Обвы, Чусовой и Сылвы, в погребальных комплексах V—VI веков неволинской и ломоватовской культур. Другая часть потока драхм попала в поломскую культуру на реке Вятка и Чепца. Вторая волна поступления сасанидской драхмы произошла во второй половине VIII — середине IX веков. Драхма поступала не самостоятельно, а в виде примеси к куфическим дирхемам через булгарских купцов. Пункт обмена находился в верховьях реки Вятка и на реке Чепца, где находились все три клада с примесью сасанидских драхм. Великолепные сасанидские, византийские и среднеазиатские изделия и монеты появились в Прикамье в результате торговли местного населения со Средней Азией и Ираном в обмен на меха пушных зверей. Многие авторы, в том числе О.Н. Бадер, А.П. Смирнов, В.А. Оборин единодушно считали, что великолепные сасанидские, византийские и среднеазиатские изделия и монеты появились в Прикамье в результате торговли местного населения со Средней Азией и Ираном в обмен на меха пушных зверей. А.X. Халиков связывает причины появления восточного серебра на территории Прикамья с приходом сюда в VI—VIII веках тюркоязычных племен и с началом функционирования могильников. В.Ю. Лещенко, специально исследовавший находки восточного серебра в Прикамье, считает, что их появление связано с проникновением в VII—VIII веках на Нижнюю Каму булгарских племен. В.Л. Янин подчеркивает, что проникновение сасанидских драхм в Прикамье в VI—VII веках и их бытование здесь до конца VIII века имели узко местное значение. Лишь в конце VIII века они влились в славянское монетное обращение вместе с куфической монетой. Следовательно, до конца VIII века сасанидские монеты не оказывали влияния на славянские области и, соответственно, Прикамье и Приуралье были первым уголком Восточной Европы, открытым восточной торговлей еще в IV—VI веках. Однако потребовалось еще два столетия, чтобы направление главного русла этой торговли изменилось, и восточные связи, перестав играть чисто местную роль, приобрели общеевропейское значение. Необходимо остановиться на еще одном интересном факте, связанном с обращением сасанидских монет. Как известно, в результате арабских войн в 642 году был достигнут перелом в войне с Сасанидами. Решающая победа над персами была одержана мусульманами в битве при Нихавенде, где собранная Йездигердом иранская армия была разгромлена, что решило судьбу Сасанидской империи, и в 643—644 годах под власть арабов перешел весь Западный Иран до границ Хорасана и Иранский Азербайджан. Несмотря на падение империи и прекращение чекана, сасанидские драхмы остались в обращении в Восточной и Северной Европе в VIII—XI веках. Многие ученые считают, что сасанидские монеты появились на территории Прикамья еще в VI веке, а уже отсюда вместе с куфическими дирхемами (в последней четверти VIII века) проникли на Русь и в Западную Европу. Находок сасанидских монет на территории Булгарии известно много. Часто встречаются сасанидские монеты в могильниках булгар и мадьяр (венгров), датированных VIII—IX веками. В Национальном музее РТ имеется 69 сасанидских монет, найденных на территории Республики Татарстан. К сожалению, места находок не указаны, что затрудняет работу по более полному их изучению. Вес этих монет составляет 4,0—4,2 г. Источник
  6. О булгаро-татарской монетной системе IХ – начала ХV веков. Часть 2 От Средней Азии до славянских государств Когда же начинается серебряный монетный чекан в Булгарии? В середине ХХ века в связи с недостаточной изученностью булгарских монет считалось, что их производство началось в 918 году. Во втором Неревском кладе куфических монет X века, найденном в 1956 году в Новгороде, содержались четыре монеты волжских булгар. Наиболее интересным в кладе является обломок дирхема с именем Джафар ибн Абдаллаха, то есть с мусульманским именем первого царя Булгарии Алмуша, сына Шилки. По мнению С. А. Яниной, эта монета представляет наиболее ранний тип булгарской чеканки и относится к 902—908 годам. Этот вывод приняли все исследователи-нумизматы СССР, Российской Федерации и мира. Следовательно, такой анализ позволил говорить о том, что с начала монетного серебряного чекана в Булгарском государстве прошло более 1100 лет. И если мы отметили в 2005 году тысячелетний юбилей столицы Татарстана — города Казани, — то булгарский чекан свидетельствует о более древнем начале государственности и активном развитии городов, число которых как известно по археологическим памятникам, составляет более 190. Недаром скандинавские саги называют территорию Восточной Европы «гардарикой» — страной городов. Интересно и то, что древнерусский чекан начался после 988 года — официального принятия христианства на Руси, и известно более трех сотен златников (золотых) и сребренников (серебряных) монет, чеканенных от имени русских князей Владимира Святославича (980—1015) в Киеве, Ярослава Мудрого (1015—1054) в Новгороде и тмутараканского князя Олега (в христианстве Михаила, 70-е годы XI века). Если монеты первых двух князей имели общерусское значение, то монеты Михаила найдены только на территории Таманского полуострова. Анализ позволил говорить о том, что с начала монетного серебряного чекана в Булгарском государстве прошло более 1100 лет. Больше древнерусских монет не известно, и в XII—XIV веках наступает так называемый «безмонетный» период, и возобновление монетного чекана на Руси происходит в конце XIV века. Известно несколько монет, чеканенных в период правления Джафара ибн Абдаллаха. Р. Р. Фасмер, С. А. Янина к раннему этапу булгарского чекана относили также подражательные монеты с полностью пока не установленным титулом Барман (Барсал) и с неясным именем одного из сыновей Джафара. Монеты Микаила ибн Джафара знаменуют дальнейшее развитие чеканки монет у булгар. В кладах они составляют наибольшее количество. Они тоже подражают саманидским дирхемам, но более удачны. Некоторые из них имеют название Булгар, а остальные чеканенны с названиями наиболее крупных городов саманидского государства. Возникает правомерный вопрос. Почему чеканились имена городов этого крупнейшего восточного среднеазиатского государства Х века? Есть несколько объяснений этому. Во-первых, с этим государством Волжская Булгария установила тесные торгово-экономические, политические, культурные и духовные связи в этот период. Как мы увидим позже, именно отсюда через Волжскую Булгарию в Восточную, Северную и западную Европу по Великому Волжскому пути проникали в Х веке тонны серебра в виде куфической монеты. Во-вторых, ислам и мусульманская культура распространялись через это государство. В-третьих, в первой половине Х века Волжская Булгария находилась под протекторатом Хазарского каганата — мощного государственного образования Юго-Восточной Европы VII—X веков. Булгарский правитель был вынужден отдавать хазарскому кагану в заложники своего сына или дочь. А чекан могли осуществлять только суверенные правители. Поэтому Булгарскому государству приходилось действовать с оглядкой на Хазарского кагана и осуществлять дипломатические миссии. Последующее развитие чеканки монет волжских булгар прослеживается на монетах Абдаллаха ибн Микаила, чеканенных в Булгаре в 336 году хиджры. Новые монеты — новые имена Последующее развитие чеканки монет волжских булгар прослеживается на монетах Абдуллаха ибн Микаила, чеканенных в Булгаре в 336 году хиджры (947—948 годы), Талиба ибн Ахмеда, чеканенных в Суваре в 337 году хиджры (948—949) и 347 году хиджры (958—959), Мумина ибн Ахмеда, чеканенных в Суваре в 366 году хиджры (976—977), Мумина ибн ал-Хасана, чеканенных в 366 году хиджры (976—977) и одной монете, чеканенной в 980 году в Булгаре. Монет, чеканенных после 376 года хиджры (986—987) и 387 года хиджры, мы пока не имеем, и чекан в Булгарии заканчивается, а в XI—XII веках наступает «безмонетный» период, связанный с мировым серебряным кризисом этого времени. Интересны еще два сюжета, связанных с булгарским монетным чеканом. Во многом благодаря монетам стали известны имена 11 булгарских правителей Х века и два города, где осуществлялась чеканка монет — Булгар и Сувар. Причем, в ХIХ веке известны были три хана, в первой четверти ХХ века — четыре, к концу 80-х годов ХХ века — десять правителей. А. Г. Мухамадиев, известный татарский ученый-нумизмат, называет следующих правителей — Абдуллах ибн Тегин, Джафар ибн Абдуллах, Насир ибн Ахмед, Эмир Биляр (Барман), Мечектай ибн Джафар, Микаче ибн Джафар, Абдулла ибн Микаче, Мубин ибн ал-Хасан. Правда монеты от имени Насир ибн Ахмеда чеканились в городе Суваре, но А. Г. Мухамадиев считает их подражанием саманидскому эмиру Насиру ибн Ахмеду. В 1999 году, благодаря работам А. А. Молчанова и Д. Г. Мухаметшина, стало известно еще одно имя булгарского эмира Волжской Булгарии Абд-ар-Рахмана ибн Мумина. В последние годы при раскопках Болгар было найдено еще несколько серебряных булгарских дирхемов Х века, так что исследования и новые находки нас ждут еще впереди. Неписьменные летописи Топография находок монет булгарской чеканки свидетельствует о тесных торговых связях Среднего Поволжья с другими областями Восточной Европы, Северной и Западной Европы. Булгарские дирхемы прочно и безболезненно влились в ту массу куфических дирхемов, которая была в обращении на территории Европы в X веке. Это подтверждается тем, что отдельных кладов булгарских монет не найдено. Булгарские дирхемы, включившись в X веке в общий поток куфических дирхемов, участвовали в товарно-денежном обращении на территории Восточной, Северной и Западной Европы. Они обменивались на различные продукты. В этих условиях монеты теряли свойство денег и сами превращались в товар, являясь предметом купли-продажи. На самой территории Булгарии монеты булгарской чеканки обнаружены в двух кладах куфических монет. Один из кладов был найден в селе Ст. Альметьево (ныне Чистопольский район РТ) в 1906 году и содержал 167 монет, из них два дирхема Волжской Булгарии с именем Мумина ибн ал-Хасана (младшая монета 984—985 годов). Второй клад найден у деревни Татарский Толкиш (Чистопольский район РТ) в 1907 году и содержал 957 монет, из них 3 монеты волжских булгар. Отдельные находки булгарских монет произошли в Камском Устье, Болгарах и ряде других мест. Хотелось также отметить еще одно обстоятельство. От Х века не сохранилось ни одного письменного источника булгарского происхождения, известны только отдельные работы арабских и персидских географов и путешественников — Ибн Русте, Ибн Фадлана и др. Поэтому, именно благодаря находкам булгарских и серебряных монет, удалось установить не только имена этих эмиров, но и изучить также политическую, экономическую и культурную историю этого государства Евразии. Поэтому, думается, эту тему следует продолжить. Источник
  7. О булгаро-татарской монетной системе IХ — начала ХV веков. Часть 1 О чем нам расскажут клады? Рост внешней и внутренней торговли, быстрый рост хозяйственных связей в Волжской Булгарии в IX — начала Х веков требовали удобных для обращения средств. Монетная система как исторически сложившаяся форма и практика организации обращения монет формируется в Волжской Булгарии в раннем средневековье. Она определялась правилами и законодательными актами, или традиционными условностями, а также потребностями рынка. В основе денежной системы лежал определенный товар, являвшийся всеобщим эквивалентом. Его фиксированный вес равнялся металлическому содержанию денежной единицы государств Волжской Булгарии и Золотой Орды, в рамках которых происходило развитие товарно-денежных отношений. Монетное обращение — процесс обмена на рынке, обеспечиваемый любой принимаемой звонкой чеканной монетой. В экономике и в такой важной ее сфере, как торговля, монеты играли весьма важную роль. Они не ограничивались только сферой внутреннего обмена, а выполняли роль посредника в международной торговле. При этом в момент перехода из одной экономической среды в другую они обретали свойства товара, а в новой среде либо в полной мере возвращались к роли денег — товара товаров, либо использовались как один из видов сырья. Стихийный характер развития товарно-денежных отношений может вызывать развитие отдельных функций металлических денег. Так, функция накопления на ранних этапах развития денежного обращения, когда внутренний рынок находится в зачаточном состоянии и внутренняя торговля только зарождается, может заметно опережать и подавлять другие. Поэтому интенсивное образование сокровищ в виде кладов монет рассматривается как закономерность. Монетная масса, которая формируется в Волжской Булгарии и Золотой Орде, является важным количественным показателем монетного обращения, представляющего собой совокупный объем обращающейся на рынке монеты. Клады монет и отдельные находки в IX— начале XV веков в Поволжье, Прикамье и Приуралье как нельзя лучше иллюстрируют объемы и масштабы торговли, потребность булгарской и золотоордынской экономики в металлических средствах платежа, в увеличении количества серебра и меди, появлении золотых монет. К тому же объемы денежного обращения отличаются не только масштабами (одно дело — в период раннего средневековья, в IX-XI веках, другое — в позднее средневековье, во второй половине XIII — первой трети XV веков), но и взаимосвязями с другими государствами, степенью вовлеченности в международную торговлю. В результате этого при существовании булгарского и татарского чекана монет в массовом порядке появлялись и использовались в денежном обращении иноземные монеты, являющиеся весьма важным источником не только внешнеторговых связей, но и развития товарно-денежных отношений и внутренней торговли. Возвращаясь к Ибн Фадлану Ибн Русте, автор начала Х века, описывающий события IX века, сообщает, что у булгар нет золотой или серебряной монеты, а расплачиваются они куньим мехом, который равен двум с половиной дирхемам. Хотя находки наземных монет на этой территории были. К концу VIII—IХ века принадлежит пять кладов и более десяти находок монет, а в Х—ХI веках уже более 20 кладов и несколько сотен монет, известных науке. Удобное положение Булгарии на одном из важных торговых путей привело к созданию экономических предпосылок и к проникновению на ее территорию серебряных иноземных монет. Источники подтверждают, что одновременно с появлением металлических монет зарождается и купечество. Ибн Фадланв 922 году пишет, что у булгар много купцов. Он же приводит данные, свидетельствующие о наличии чеканной монеты: «Когда же мы были от него (речь идет об Алмуше — булгарском правителе) на (расстоянии) двух фарсахов, он встретил нас сам… В рукаве у него были дирхемы, и он рассыпал их на нас… Когда же я окончил его (чтение Корана), спутники его рассыпали на него многочисленные дирхемы… Когда же я облек ее (в почетный халат) (жену булгарского царя), женщины рассыпали на нее дирхемы, и мы удалились». Любопытным является следующие сообщение Ибн Фадлана: «Однажды я спросил его и сказал ему: «Государство твое обширно, (денежные) средства твои изобильны и доход твой многочислен, так почему же ты просил государя (багдадский халиф-ал-Муктадир), чтобы он построил крепость на (доставленные) от него деньги, которым нет числа?» Он же сказал: «Я полагал, что Держава Ислама приносит счастье, и их (денежные) средства берутся из дозволенных (религиозным законом) источников. По этой причине я и обратился с просьбой об этом. Право же, если бы я захотел построить крепость на свои средства, на серебро или золото, то конечно, для меня в этом не было бы никакой трудности». Особенно интересную группу монет составляет булгарский чекан. Булгарский чекан Особенно интересную группу монет составляет булгарский чекан. Исследователей, занимающихся изучением торговых связей Восточной Европы с Востоком, давно интересовали монеты, чеканенные булгарами в X веке. Академик X.Д. Френ, в 1807—1867 годы профессор Казанского университета, в своей работе на немецком языке «Три монеты волжских булгар X века» специально выделяет эту группу монет: «…со всей возможной в куфическом шрифте ясностью и, к моему великому удивлению, прочитал на ней, что этот дирхем отчеканен в Булгаре в году 976». С этого времени начинается их систематическое и серьезное научное исследование. Имея на практике обращение куфических монет и чеканя подражания саманидским дирхемам, булгары были вполне готовы к началу чеканки собственных монет. Этому способствовал быстро идущий процесс феодализации булгарского общества и образование государства. Появление нового государства могло быть передано и через монеты, потому что «…в мусульманском мире монета играла двойную роль, будучи не только средством денежного обращения, но и средством политической агитации». Г.А. Федоров-Давыдов также подчеркивает, что собственный чекан булгар преследовал в основном престижные, политические цели. Монеты от имени булгарских эмиров свидетельствовали о появлении нового государства. Источник
  8. Серебряные монеты ханов Золотой Орды.Сагдеева Р.З., 2005 год. Размер: 42.4 МБ Скачать:Серебряные монеты ханов Золотой Орды (Сагдеева Р.З., 2005).pdf
  9. Несмотря на мистичность ореола, окружающего куфические дирхемы, научится их чтению не сложно. Существует масса научных работ и статей, касающихся денежного обращения на территории Руси IX—XI веках. И практически в каждом из них упоминается о куфических дирхемах. Под куфическим дирхемом понимают тонкую серебряную монету диаметром 25-30 мм, на обеих сторонах которой находились арабские легенды. Они сделаны с использованием арабского шрифта Куфи. В центральных частях помещены строчные легенды, содержащие благочестивые изречения и имена правителей, а в их продолжениях — наиболее существенные выпускные данные (место и год чеканки). Считается, что тип куфического дирхема сложился на Востоке в VII- XII веках. Это был самый распространенный тип мусульманской серебряной монеты. С конца VIII в. они начинают проникать в Восточную Европу, чеканясь на монетных дворах аббасидского халифата и зависящих от него областей. Начиная чтение монеты, следует четко представлять, где и в каком месте монетного кружка можно рассмотреть выпускные данные, а также от чьего имени они выпущены. Дирхем, Омайадский халифат, м.д. Васит, 95 г.х. Варианты написания цифр и дат, арабским почерком Куфи Основная круговая легенда с выпускными сведениями выглядит так(верхняя строка в куфическом стиле): بسم الله ضرب هذا الدرهم بواسط سنة خمس وتسعين Бисмиллах дуриба хаза ад-дирхем би-Васит санат хамс ва тисайн.Перевод: «Во имя Аллаха отчеканен (выбит) этот дирхем в Васите году 95»Рассмотрим написание некоторых слов и их значение. Позднее, на куфических монетах стали чеканить и имя правителя (халифа, эмира, наместника провинции), а иногда - и несколько имён. На самых распространенных дирхемах, имя правителя обычно наносилось на оборотной стороне в центральной горизонтальной легенде, в самой нижней её части. Рассмотрим на примере конкретных монет: ПРИМЕР 1 Рис 2. Дирхем, Династия Саманидов, м.д. Самарканд, 302 г.х., с именем саманидского эмира :Наср бин Ахмад. На примере №1 можно увидеть местоположение основных идентификационных точек. Имя Саманидского правителя выделено красным цветом и идет в горизонтальной нижней строке на реверсе монеты. Имя – Наср бин Ахмад. На аверсе монеты во внутренней круговой легенде (общее написание легенды рассмотрено выше.) идут выпускные сведения:Бисмиллах дуриба хаза ад-дирхем би-Самарканд санат телетин ва телятмия (Во имя Аллаха отчеканен этот дирхем в Самарканде году 302). Красным цветов обведены название монетного двора и дата (просим заметить, что в арабском языке дата пишется начиная с единиц (через союз wa), далее десятков (через союз wa) и потом сотен). ПРИМЕР 2. Рис 3. Дирхем, Династия Саманидов, м.д. Герат, 343 г.х., с именем саманидского эмира :Нух бин Наср ПРИМЕР 3. Рис4. Дирхем, Аббасидский халифат, м.д. Мадинат ас-Салам, 180 г.х.. На реверсе монеты указаны почетный титул и имя сына халифа - аль-Амин Мухаммад, а также имя визиря - Джафар Опыт в чтении куфических дирхемов приходит со временем, лишь, после того как через ваши руки пройдет несколько десятков, сотен, а может и тысяч (и такое бывало!) этих красивых старинных монет. Вы сможете их свободно читать и определять. Успехов в столь интересном и увлекательном деле!!! Источник